Исхак-Хан — Иван Пугачев: Алла Борисовна сказала мне, что на российской эстраде двух Пугачевых быть не может

21.12.2017 9:03 9

Исхак-Хан — Иван Пугачев: Алла Борисовна сказала мне, что на российской эстраде двух Пугачевых быть не может

Казанский певец, композитор, музыкант, продюсер Исках-Хан, в Москве известен как Иван Пугачев. Как парень из Казани стал «внебрачным сыном» Аллы Борисовны? В чем плюсы и минусы «родства» с Примадонной российской эстрады? Помогает или мешает громкий псевдоним идти своей дорогой? Об этом наша беседа с музыкантом.

Справка
Исхак-Хан — выпускник музыкальной школы по классу флейты, музыкального училища по классу гитары, окончил Казанский государственный институт культуры и искусств по классу «оркестровое дирижирование». Творческую карьеру начал в 1995 году. Обладатель диплома «За вклад в развитие татарской поп-музыки», диплома на музыкальном фестивале «NON-STOP-2004» в номинации «Легенда татарской танцевальной музыки». В 2005 году музыкальная программа Исках-хана завоевала титул «Лучший танцевальный проект года». Он лауреат и победитель многих татарстанских и российских музыкальных конкурсов и проектов. Лет 10 назад уехал в Москву, где стал выступать под псевдонимом Иван Пугачев. — Не страшно было объявлять себя сыном самой Пугачевой, ведь последствия такого шага могли быть непредсказуемыми? — На самом деле, я и не думал называться внебрачным сыном Аллы Борисовны. Это было всего лишь название моей музыкальной группы. Когда переехал в Москву, на первых порах было непросто. Надо было как-то заявлять о себе, и возникла смелая идея: почему бы не назвать наш музыкальный проект «Внебрачный сын» Аллы Пугачевой? Сама понимаешь, Иван Пугачев — это хороший пиар. За неделю на одном дыхании записал альбом «Мама, я нашелся!» Надеялся этим привлечь внимание Аллы Борисовны, хотел, чтобы она взялась меня продюсировать. Не получилось. Но самое странное, что люди, особенно пожилые, не только поверили в легенду о «внебрачном сыне» Пугачевой, но и жалели меня, как будто я вырос без мамы. — У тебя хватило смелости и наглости в хорошем смысле, под именем Иван Пугачев даже пойти на кастинг «Фабрики звезд», которую вела Алла Пугачева… — Да, я прошел все отборочные туры, но Алла Борисовна сказала: «Как к исполнителю, у меня к тебе претензий нет. Но фамилию надо менять. На российской эстраде двух Пугачевых быть не может!» Желтая пресса пишет, что Пугачева слышать обо мне ничего не хочет. Но это не так. У нас состоялась встреча тет-а-тет. Мы с Аллой Борисовной очень хорошо поговорили. Думаю, что песни мои ей нравятся, иначе она не крутила бы их на своем радио. Сама понимаешь, одно слово Пугачевой, один ее звонок — и меня бы в шоу-бизнесе не было. Но я работаю, записываю альбомы, даю, гастролирую.
— Говорят, когда человек меняет имя, меняется его судьба, что тебе дало новое имя? — Имя, на самом деле, очень серьезно влияет на судьбу каждого человека, а на судьбу артиста особенно. Яркий, необычный псевдоним артисту нужен, чтобы запоминали быстро-быстро, и не забывали долго-долго… Когда я стал Исхак-Ханом, карьера пошла вверх. Я первый на татарской эстраде открыл дорогу современной танцевальной музыке, у меня были серьезные музыкальные проекты на уровне города, республики, концерты, своя программа на радио «Исхак-Хан и его друзья». В один прекрасный день понял, что как Исхак-Хан я сделал все, что мог и надо развиваться дальше. Новый псевдоним долго придумывать не пришлось. Иван Пугачев — с одной стороны это хороший пиар, а с другой — человек с таким именем не может потеряться в жизни. — А как папой Ивана Пугачева стал Владимир Кузьмин? — У нас были хорошие, дружеские отношения с Владимиром Кузьминым, я записывался у него в студии. Никак не хотел с ним ссориться. Меня подставили журналисты. Они стали выяснять, кто же может быть отцом «внебрачного сына» Аллы Пугачевой, и пришли к выводу, что это Владимир Кузьмин. Он на меня сильно обиделся, и тогда я стал говорить: «Да, я сын Кузьмина». Хочу, чтобы, наконец-то, это недоразумение между нами прояснилось, и мы снова стали нормально общаться. — За много лет работы в Москве татарский язык не забыл? — Нет, хотя сейчас больше пою на русском, на каждом концерте стараюсь исполнять несколько композиций на татарском. Однажды был забавный случай. После заводной татарской песни ко мне подошли молодые ребята и поинтересовались: «Слушай, а ты на каком языке пел? Так классно звучит!»

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций