Муж-тиран: сказала слово «папа», и у ребенка случилась истерика

17.04.2018 21:51 0

Муж-тиран: сказала слово «папа», и у ребенка случилась истерика

В кризисном приюте CENTRMAMA для попавших в сложную ситуацию матерей с детьми и беременных женщин не вешают ярлыков и не ставят клейма, мол, пропащая. Здесь свято верят, что никто не имеет права и ничто не может разлучать мам с детьми. Корреспондент «Казанских ведомостей» познакомилась с теми, кто безвозмездно помогает женщинам, которых предали самые близкие люди.

Большой кирпичный дом ничем особенным не выделяется среди сотен других, находящихся в одном из частных секторов Казани. Здесь не афишируют, что под его крышей прячутся от своей прошлой жизни мамы с детьми. Вот они встречают меня в просторной прихожей. — Проходите, знакомьтесь, — делает радушный жест руководитель центра Ольга Рахманова. — Сейчас у нас живут пять женщин, столько же детей и еще один малыш в животике у мамы. 38-летняя Нина (имена всех постоялиц изменены) в центре живет третий месяц. Сбежала из дома от мужа — алкоголика и тирана. — Безбожно пьет, а как напьется, сразу же в драку, — свою историю женщина рассказывает негромко, чтобы две дочки, играющие неподалеку, не услышали. — Это было очень страшно. В ярости он накидывался с кулаками и матом на меня, а если рядом были дети, то и им доставалось. В какой-то момент я поняла, что рискую здоровьем и жизнью своих крошек, и решилась на побег. Попросила знакомую найти где-нибудь центр для таких, как я. Слава богу, она нашла этот кризисный приют, созвонилась с руководителем. Уже на следующий день, как только муж уснул, я взяла заранее собранную сумку с детскими вещами на первое время и убежала из дома. Первый месяц был очень сложным для женщины. По ее словам, она никак не могла успокоиться, все ждала, что вот откроется дверь и зайдет ее мучитель. — Дочки после пережитого тогда ужаса заговорили только на третьей неделе, спасибо здешнему детскому психологу, — продолжает рассказ Нина. — Но один раз я случайно нарушила запрет, сказала при старшем ребенке слово «папа», и у него случилась истерика. Долго мне пришлось успокаивать дочку. Сейчас все хорошо, старшую уже поставили в очередь в детский сад. Очень хочется начать зарабатывать и самостоятельно снимать квартиру. 18-летняя Алина — мама прелестной 8-месячной Дианы. Судьба у этой молодой женщины непростая и вместе с тем обычная для многих выпускниц детского дома. Жизнь у опекунши, подростковый бунт, сомнительные друзья, выпивка, в конце концов торговля своим телом. В итоге девчонка забеременела. В роддоме предложили отдать ребенка в дом малютки, потому что никто не собирался забирать ее и малышку. Опекунша наотрез отказалась от Алины и ее дочки. Вот тогда о ней узнали в кризисном приюте и забрали к себе. Вместе с ребенком. — Первые 3 — 4 месяца в центре у меня шла психологическая ломка, — рассказывает молодая мама. — Мне не нравились здешние порядки, я отказывалась от ребенка, мне было плохо! Но наш психолог Ольга смогла убедить меня, что дочке Диане нужна мама, то есть я, и никто другой. Скоро начну ходить на курсы кондитера, получу профессию. Уверена, со всем мы с Дианочкой справимся. 35-летняя Милана беременна — на последнем месяце. Она всего второй день в центре. Ее вместе с пятилетним сыном привезли накануне моего визита. Женщину предал муж. — Мы жили на съемной квартире. Пока я работала, вроде бы было терпимо. Потом мне пришлось сидеть дома, ведь уже девятый месяц беременности. Денег для оплаты жилья не стало хватать. Когда хозяйка квартиры пришла в очередной раз, муж просто-напросто сбежал, оставив нас с сыном. Так Милана оказалась в центре. Что будет дальше, не загадывает, боится. Зато сынишка сразу освоился и весело играет с новыми подружками — дочками Нины. 60-летняя Фахима Тухватуллина волонтер. Она отвечает в центре за хозяйственную часть: сортирует дарованные вещи, продукты питания, бытовую химию. Следит за порядком. И вообще она здесь как старшая мама — дэу эни. — Наши мамочки не сидят без дела, иначе быстро закиснут, — говорит Фахима Мазитовна. — В доме установлен график дежурства, у каждой есть свои обязанности. От безделья приходят дурные мысли, а когда руки заняты делом, некогда думать о плохом. Поэтому наши мамы участвуют в различных благотворительных мероприятиях как волонтеры, мастерят что-то для ярмарок добра и таким образом зарабатывают деньги в общий котел центра. Небольшие суммы, но главное ведь не это, а осознание того, что ты нужна и ты можешь. Руководитель центра и по совместительству психолог Ольга Рахманова предупреждает, что не все так радужно в реабилитации мам. — Основная проблема для них — это зависимость от прошлой жизни, от своих тиранов-мужей, — говорит специалист. — Первые недели единственная установка, которую мы даем своим подопечным, — это душевное спокойствие. Постараться спрятать в самый дальний уголок воспоминания о прошлой жизни и успокоиться. А затем уже учиться жить в настоящем времени и строить планы на будущее. Но справиться с такой установкой могут не все. Часть женщин психологически зависимы от унижений, издевательств своих мужей: они привыкли или им нравится жить в роли жертвы. Такие не выдерживают в центре и недели. Когда центр только открылся, туда поступила женщина с пятью детьми. Они сбежали из дома буквально в чем были. Муж ударил ребенка за то, что тот помешал ему играть на компьютере, жена заступилась за сына, а в ответ получила от супруга несколько ударов ножницами в бедро. Казалось бы, дальше некуда. — Как только раны на ноге чуть затянулись, женщина засобиралась домой, — рассказывает Ольга. — Выяснилось, что все это время они с супругом общались по телефону, тот слезно умолял жену вернуться, горячо просил прощения. Когда мы попытались объяснить, что она рискует здоровьем своим и детей, женщина накинулась с обвинениями, что мы ее не понимаем, хотим сломать ей семейную жизнь. Она ушла из центра, и мы ничего не знаем о ее дальнейшей судьбе. Но с тех пор одно из главных требований для вновь поступивших — никаких телефонов. Они выключаются и отдаются на хранение администратору. У благотворительного фонда «Добро даром», организовавшего этот приют для молодых мам с детьми и беременных женщин, есть еще кризисный центр для пожилых женщин, пострадавших от действий черных риелторов. — В свое время мы — группа предпринимателей — занимались тем, что организовывали раздачу бесплатных горячих обедов бездомным, — рассказывает директор фонда Раушан Хакимуллин. — За шесть лет волонтерства работали с разными больницами, куда привозили людей после обморожения и ожогов. Я видел разные судьбы и уже тогда понял, что женщины в этой среде — самая больная тема. Наше общество привыкло вешать ярлыки, клеймить, мол, сами виноваты, что оказались в такой ситуации. Но 70% мам, которые отказались от своих новорожденных детей или у которых забрали малышей органы опеки, при хорошей психологической и материальной поддержке так не поступили бы. Сейчас в Татарстане нет ни одной профилактической службы, которая отслеживала бы подобные ситуации и работала по ним. В итоге дети попадают в приюты, выпускаются во взрослую жизнь с покореженной психикой и попадают в замкнутый круг. Подросшие девочки рожают, отказываются от малышей, спиваются и гибнут. Надо остановить этот адский круговорот. За два с половиной года своей работы сотрудники БФ «Добро даром» оказали помощь более 50 женщинам с детьми. Самое главное — здешние специалисты дают уверенность в завтрашнем дне, помогают трудоустроиться, начать новую жизнь и все это время не покидают своих подопечных, даже если они живут самостоятельно. Никто из центра не гонит, пока женщина сама не захочет уйти. Сейчас Раушан Хакимуллин и его единомышленники планируют открытие еще одного кризисного центра — для алко- и наркозависимых женщин с детьми. Увы, ни один реабилитационный центр в Татарстане таковых не принимает. Если хочешь вылечиться, решай, куда денешь на это время ребенка. Чаще всего — в приют, а это опять психологическая травма.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций