Не корысти ради, а семьи для. Роберт Мусин спасает от кредиторов нажитое

21.09.2018 15:20 1

Не корысти ради, а семьи для. Роберт Мусин спасает от кредиторов нажитое

Сегодня Арбитражный суд Татарстана приступил к рассмотрению исков от ООО «Аида и Д» и ПАО «Татфондбанк». Кредиторы требуют признать недействительным брачный договор, заключенный между Робертом Мусиным и его супругой Лидией Мусиной. Разделить имущество банкир решил незадолго до того, как суд признал его банкротом. Истцы считают, что на такой шаг Мусин пошел, чтобы уменьшить конкурсную массу. Представители экс-главы ТФБ утверждают, что таким образом он всего лишь заботится о своих дочерях, которые могут остаться ни с чем, когда имущество пустят с молотка. Подробности в материале «Реального времени».

Договор дороже денег?

Брачный договор Роберт Мусин и его жена Лидия заключили 26 июня 2018 года, прожив не один десяток лет в браке, супруги вдруг решили поделить совместно нажитое имущество. Кредиторам, которых у экс-банкира немало, это не понравилось. В этом решении они увидели попытку уменьшить конкурсную массу. Два истца — ООО «Аида и Д» (владела аффилированной с Мусиным сетью «Белый Ветер Цифровой») и ПАО «Татфондбанк» в лице АСВ — обратились в суд с требованием признать договор недействительным. Обе организации состоят в реестре кредиторов — у первой удовлетворены требования на 157 млн, у второй — на 378 млн рублей. Представители ООО «Аида и Д» на процесс сегодня не явились, вероятно, посчитав, что представителя «Татфондбанка» достаточно, ведь требования идентичны. Кроме того, истцы ходатайствовали об объединении двух дел в одно, и суд сегодня просьбу удовлетворил. «Мой доверитель понимает, что не сможет рассчитаться с кредиторами…» Первому слово дали Аделю Губайдуллину, представителю Роберта Мусина. Он рассказал, что его доверителем и супругой был заключен брачный договор, которым на имущество, принадлежащее супругам, установлен режим раздельной собственности, кроме имущества из «раздела №2» данного договора. В этом разделе, как рассказал представитель, перечислена недвижимость, которая признается общей собственностью в равных долях. Имущество, перечисленное в остальных пунктах, — ценные бумаги, доли в уставных капиталах, которые принадлежат Роберту Мусину. «Это его личное имущество, и на него не распространяется режим совместной собственности, и оно не разделяется по данному брачному договору», — обратил на данный факт внимание Губайдуллин. — Мой доверитель понимает, что не сможет рассчитаться с кредиторами. Цель заключения договора — прийти к соглашению с супругой относительно того, какое имущество будет исключительно его, какое ее, а какое будет долевым. Стороны не пришли к соглашению о том, что недвижимое имущество должно быть разделено в натуре и для этого воспользовались нормами Семейного кодекса и указали на долевую — не совместную, но долевую, по 12 собственности, — сказал представитель Роберта Мусина. По его словам, остальное имущество, кроме недвижимости, остается за банкиром. И поэтому оснований для беспокойства и оспаривания брачного договора у кредиторов нет. — Сделка не была совершена с целью причинить вред кредиторам или злоупотребить правом. Согласно действующей практике, есть два способа для супруги банкрота защищать свои права. Это: претендовать на половину денежных средств, реализованных в ходе банкротства либо обратиться с заявлением о разделе. Моим доверителем вместе с супругой было принято решение не доводить до судов ряд вопросов, связанных с разделом имущества. Они посчитали, что правильно отдать имущество Мусину в виде ценных бумаг и долей в уставных капиталах, а недвижимость разделить пополам. Настрой супругов понятен, каждый из них свои имущественные права вправе защищать, и в данном случае то, что Мусина Лидия Николаевна претендует на часть недвижимого имущества, — это очевидно, и это бессмысленно отрицать, — заключил адвокат Роберта Мусина. «Сохранение имущества за супругой не столько в ее интересах, сколько в интересах детей» Представитель Лидии Мусиной поддержала представителя экс-главы «Татфондбанка». По ее словам, цель брачного договора — защита прав при разделе и реализации имущества в рамках дела о банкротстве Мусина. — Так как она имеет право на половину, ей было интересно защищать свои права, поэтому супруги и разделили имущество. Причем супруги разделили имущество ровно пополам, что соответствует нормам Семейного кодекса, поэтому и оснований для признания данной сделки недействительной мы не усматриваем, — сказала представитель Лидии Мусиной. Представитель банкира обратил внимание, что у Мусиных есть несовершеннолетние дети и сохранение половины имущества за супругой нацелено на защиту прав детей, если на собственность банкира будет обращено взыскание. — Когда стороны договаривались, они этот фактор тоже учитывали. То есть чтобы не допустить ситуации, когда имущество реализуется с торгов и денежные средства поступают неизвестно в какой сумме. Поэтому сохранение имущества за супругой не столько в ее интересах, сколько в интересах детей, — сказал Губайдуллин. Все, что нажито непосильным трудом: что есть у Роберта Мусина Представители Мусина попросили судью отложить рассмотрение дела. К этому времени они пообещали подготовить письменное обоснование с примерами из практики Верховного суда по аналогичным вопросам. В итоге рассмотрение иска о признании брачного договора отложили до 15 ноября. Какое имущество имеется у Мусина и в какую сумму оно оценивается, доподлинно неизвестно. Судить о накопленном за годы добре можно лишь исходя из декларации о доходах экс-предправления как депутата. Так, в 2017 году из недвижимости в его собственности остались пять участков суммарной площадью 2,2 млн кв. метров, доля в участке площадью больше 504 тыс. «квадратов» и садовый дом (315,5 кв. метров). В 2016 году он также указывал парковочное место и квартиру (520,8 кв. метров). В декларации 2017 года прописано, что этим имуществом в равных долях владеют две дочери Мусина. Также на них записаны пять участков земли (общая площадь почти 9 тыс. кв. метров), жилой дом (1,3 тыс. кв. метров). При этом кредиторы предъявили к должнику требований более чем на 500 млн рублей. Кроме ТФБ и «Аида и Д», в реестр были включены требования «ИнтехБанка» в лице АСВ на 4,9 млн рублей, «Ак Барса» — на 6,5 млн рублей. Некоторые из этих организаций выставляли гораздо большие требования, но они судом удовлетворены не были. «Реальное время» публиковало подробный материал об имуществе банкира. Так, кроме арестованного в рамках расследования дела о крахе «Татфондбанка» имущества у Мусина есть вилла в Турции и частный самолет.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций