Санта-Барбара по-казански: откуда у обычных казанских рабочих такие деньги?

23.09.2018 12:21 3

Санта-Барбара  по-казански: откуда у обычных казанских рабочих такие деньги?

— Пацаны, смотрите, Ронду ковыляет, — дворовые мальчишки громко засмеялись, увидев Максима. Такое прозвище одноклассники дали товарищу неспроста. С тех самых пор как Максим увидел по телевизору матч по футболу, где играл известный португальский футболист Криштиану Роналду, он был покорен его техникой владения мячом.

Наизусть была выучена биография любимого игрока. На одном дыхании Максим рассказывал, сколько голов забил Роналду головой, правой или левой ногой, досконально мог описать цвет спортивной формы футболиста в том или ином матче. В общем, Максим заслуженно получил кличку, сокращенную от фамилии кумира. В свои восемь с половиной лет мальчишка успел познать тяготы жизни. Рано потеряв отца, он быстро повзрослел. Редко улыбался. А если кому-то удавалось заглянуть в его бездонные синие как небо глаза, то видел в них такую грусть! Захотелось бы прижать его к себе, пожалеть, сказать, что непременно все наладится, нужно только немного подождать. Однако Максим не любил, когда его жалели. После смерти отца все мужские обязанности по дому он смело взял на себя. И ножи в доме всегда были наточены, и мусор никогда не залеживался в ведре. Если потечет кран на кухне — не беда. Он брал нужный инструмент в руки, и протечка устранялась, ведь отец успел многому научить смышленого мальчугана. Футбол стал единственной радостью Максима. Только вот погонять мяч у Максима не получалось — ему приходилось лишь довольствоваться ролью зрителя и наблюдать, как другие ребята, увлеченные игрой, борются за право стать победителем. Конечно, кто захочет брать в команду хромающего игрока? Когда Максиму было два года, он неудачно упал с лестницы, повредив колено на левой ноге. Недуг с того момента его и преследовал. Врачи неоднократно советовали родителям ехать в Москву, где успешно проводятся операции подобного рода. Только вот откуда у обычных казанских рабочих завода такие деньги? Спустя четыре года на семейном совете было принято решение продать двухкомнатную квартиру, а взамен приобрести жилплощадь поменьше и на оставшиеся деньги вылечить сына. Но, видимо, этому не суждено было сбыться. Когда покупатели нашлись, мама Максима узнала, что в их семье будет пополнение. Сделка, безусловно, не состоялась — не ютиться же в однушке вчетвером с грудным ребенком? Когда родилась маленькая Даша, семье и вовсе не стало хватать денег. Дети редко видели папу дома — днем он пропадал на заводе, стоя у станка в две смены, а ночью подрабатывал таксистом. А однажды не вернулся домой… Больное и надорванное сердце перестало биться. Так семья, теперь уже из трех человек, осталась без средств к существованию: место в садике для сестренки давали лишь с трех лет, декретные деньги перестали выплачивать сразу, как малышке исполнилось полтора года. И мама пошла работать уборщицей в салон красоты неподалеку от дома. Как говорится, мир не без «добрых» людей. Кто-то из бдительных соседей сообщил в местные органы опеки, что малолетние дети на протяжении почти всего дня остаются без присмотра взрослых. Однако делу ход не дали. У инспектора, которому было велено проверить якобы неблагополучную семью, дрогнуло сердце при виде, как Максим нежно ухаживает за сестренкой, кормит из ложки и играет с ней в куклы. А девочка в ответ задорно тянет к нему свои маленькие ручки, ласково называя его Мася. Разве можно сказать, что в этой семье что-то не так? Да, трудности случаются с каждым, беда всегда приходит оттуда, откуда ее меньше всего ждешь. Что же получается, теперь на каждую среднестатистическую семью нужно писать донос? Вскоре Максим стал замечать, что с мамой творится что-то непонятное. В силу своего возраста он не мог описать это словами, но чувствовал, что должно произойти что-то очень хорошее. Мама перестала плакать по ночам, уткнувшись в подушку, боясь разбудить детей. Особенно Максиму понравилось, что она снова стала печь его любимый пирог с яблоками по их фирменному семейному рецепту. Порой он и вовсе не мог найти объяснение поступкам матери, например, когда она, по виду такая счастливая, приходила с работы домой с огромной охапкой ромашек — цветов, которые дарил ей папа. Поделившись по секрету с другом своими переживаниями, терзавшими не один день наивную детскую душу, мальчик пришел к выводу: «У мамы появился хахаль». — Мишка, я твердо решил, что не буду возражать, если мама приведет к нам жить другого папу, — поведал Максим после уроков другу в надежде, что товарищ полностью поддержит его в таком непростом решении. — Понимаешь, мне нужен брат. Новые дети появляются же после свадьбы? — Даже не знаю. А тебе что, Дашки мало? — Да с ней в футбол не поиграешь, — с досадой отмахнулся Максим. — Показывал сто миллионов раз, как нужно бить по мячу. Промахивается… — Девчонка… — понимающе кивнул Миша. — Тогда никто не будет надо мной смеяться, что я хромаю. Вдвоем мы сила. Братья по крови… *** — Сынок, не задерживайся, пожалуйста, сегодня после школы. Хочу тебя и Дашу познакомить с одним очень хорошим человеком, — попросила мама Максима за завтраком. Еле дождавшись окончания уроков, Макс поспешил домой. Встреча с маминым знакомым немного пугала мальчика: «А вдруг он окажется не тем, кем выдает себя на самом деле? Или захочет забрать к себе маму? Нет, не бывать этому!» И Максим еще в школе начал разрабатывать стратегический план проверки на вшивость этого самого хорошего человека. — Сынок, это Станислав Андреевич, — еле слышно произнесла женщина, заметив суровый взгляд Максима, пристально разглядывавшего гостя. «Хорошо подготовился…» — пронеслось в голове мальчугана, когда он увидел в руках незнакомца футбольный мяч — кожаный, с красными вставками, которым играют настоящие футболисты. Получив такой подарок, Максим сменил гнев на милость. Гость и он крепко пожали друг другу руку. — Максим, — немного нервничая, обратился Станислав Андреевич к мальчику. — Я люблю твою маму. Понимаю, отца вряд ли смогу тебе заменить, но позволь хотя бы попытаться стать тебе другом… Такого Макс явно не ожидал. — Еще я договорился — готовься с мамой ехать в Москву. Твоя нога больше не будет мешать тебе свободно двигаться. — И я смогу играть в футбол, как и все?! Станислав Андреевич утвердительно кивнул в ответ. Посмотрев на стену, где висел портрет отца, Максим впервые за последний год улыбнулся.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций