Трианон: каким был прототип антигероя «ТАСС уполномочен заявить…»

12.09.2017 18:59 1

Трианон: каким был прототип антигероя «ТАСС уполномочен заявить…»

Летом 1984 года в Лос-Анджелесе открывались Олимпийские игры. В день их открытия по Центральному телевидению начинается показ 10-серийного остросюжетного шпионского детектива «ТАСС уполномочен заявить…».  День премьеры был согласован с Политбюро и ЦК КПСС.

Предполагалось, что сериал должен был отвлечь советских граждан от Олимпиады в США – в ней наши спортсмены участия не принимали.

Автор сценария фильма Юлиан Семенов положил в основу сюжета реальные события 5-летней давности. Как удалось Семенову уговорить КГБ сохранить настоящее имя агента — Трианон – непонятно до сих пор. Несмотря на то, что товарищ Семенов был человек въедливый, он «выудил из консультантов фильма не все – и информация вряд ли попала ему в руки, не пройдя тщательный отбор.

Холодная война и ОСВ-2

В середине 70-х холодная война была в самом разгаре. Гонка вооружений в любой момент могла обернуться ядерной катастрофой. Именно тогда США выдвигают новую доктрину. Используя тактическое ядерное оружие, размещенное вблизи границ СССР, Пентагон был готов нанести удар по советским командным пунктам.

В Женеве США и СССР вели напряженные переговоры по ограничению стратегических вооружений – ОСВ-2. Но условия, которые выдвигали американцы, были неприемлемы.

В процессе переговоров наши дипломаты обратили внимание на некоторые странности в поведении американских коллег. Они вели себя так, как будто заранее знали о намерениях советской стороны. Нельзя было исключать, что среди советских дипломатов может находиться человек, работающий на США. Именно тогда председателю КГБ Юрию Андропову удалось убедить Брежнева создать под крышей МИДа специальное подразделение контрразведки. В это же время в КГБ по линии внешней разведки пришло донесение от одного из агентов-нелегалов, внедренного в структуру ЦРУ. Агент сообщал, что из Москвы происходит утечка особо секретной информации, касающаяся переговоров в Женеве. Сведения были скудными: было известно только то, что советский дипломат проходит под прозвищем «Трианон», и, что завербован он был, скорее всего, в колумбийской столице Боготе около года назад.

4 предполагаемых «Трианона»

Оперативники КГБ установили личности сотрудников посольства Колумбии, вернувшихся в Москву за последние 2 года. Из них отобрали четверых, которые могли иметь доступ к секретным материалам по переговорам в Женеве: Андрей Федотов, Александр Огородник, Николай Бобин и его жена Ирина.

Разведчик-нелегал вскоре дал новую важную информацию – что Трианон работает в МИД. Ирина уже не работала в МИД к этому времени, и оставалось трое: Федотов, Огородник и Бобин. За ними была установлена слежка. Генерал-майор КГБ Бояров занимался расследованием этого дела и тщательно проверял каждую деталь из жизни трех подозреваемых – чтобы понять, что могло их подтолкнуть к предательству. Из дела оперативной разработки Александра Огородника:

«Огородник Александр Дмитриевич, член КПСС. Родился в 1939 году. В 1967 год окончил МГИМО. С сентября 1971 по октябрь 1974 года занимал должность третьего секретаря советского посольства в Колумбии. Разведен. В связах с женщинами неразборчив».

Трианон и Пилар Баркала

Перед очередным раундом переговоров по ОСВ-2 в Москву с официальным визитом прилетел государственный секретарь США Генри Киссинджер. В составе американской делегации было несколько сотрудников ЦРУ. Все передвижения по столице тщательно отслеживали оперативниками госбезопасности. Американцев скрытно фотографировали во время посещения театров, кафе и ресторанов – и даже прогулки по городу. Именно эти прогулки станут ключевым моментом в деле разоблачения Трианона.

Трианон тайно фотографировал секретные документы, которые предназначались для Брежнева, и направлял их Киссинджеру. К секретной переписке в МИДе имели доступ только Бобин и Огородник. При дальнейшем изучении жизни Александра Огородника стала проявляться «вербовочная основа» — по ней человек мог попасть на крючок ЦРУ. Огородник не скрывал своего пристрастия к женщинам. Это была его слабая сторона. У него были близкие отношения с целым рядом жен сотрудников, как посольства, так и торгового представительства. Осенью 1973 года в Боготе Огородник познакомился с сотрудницей колумбийского культурного центра Пилар Баркала. Резидент в Боготе начал свое расследование, чтобы выяснить, кто такая Пилар Баркала.

В Москве сотрудники КГБ обратили внимание на то, что через три месяца после возвращения в Москву, Огородник получил предложение работать в ЦА МИД – туда попадали дипломаты только самого высокого ранга – Александр Огородник таким не был.

Чуть позже выяснилось, что Пилар – это агент ЦРУ. Поэтому ее интрижка с Огородником не могла быть просто интрижкой. Скорее всего, американцы «подставили» Огороднику Пилар в качестве приманки, чтобы потом шантажировать его разоблачением.

Внештатный сотрудник КГБ

Карьеру в МИДе Огородник начал с должности референта. Ему предстояло работать за границей, поэтому его вызвали в КГБ на собеседование. В случае с Огородником собеседование закончилось тем, что ему предложили стать внештатным сотрудником КГБ. Огородник был обязан встречаться с прикрепленными кураторами и сообщать обо всем, что происходило в МИДе.

Когда стало понятно, что, скорее всего, Огородник и есть Трианон, его вызвал к себе полковник Игорь Перетрухин – его куратор. После разговора Огородник попросил Петрухина дать ему возможность поговорить по телефону. После окончания разговора Перетрухин вызвал к себе помощника, чтобы он сопровождал волгу шпиона. Он проехался по Краснопресненской набережной, часто останавливаясь в местах, которые показались сотрудникам КГБ странными – ни достопримечательностей, ни красивых видов. Тогда сотрудники КГБ сравнили эти фотографии с теми снимками, которые они сделали во время визита американцев. Маршруты совпали. Это не могло быть случайным совпадением. В этих местах были «тайники» — куда Огородник клал передаваемую информацию, а агенты ЦРУ передавали деньги и шпионскую технику. Теперь не оставалось сомнений, что Трианон – это Александр Огородник.

Разоблачение Огородника

Было принято решение перевербовать Огородника, сделав из него двойного агента. Было также решено установить в его квартире слежку. Для этой цели куратор Перетрухин позвал Огородника на неформальную встречу в бассейн. Они встретились в бассейне «Чайка» в центре Москвы. Операция называлась «Сауна». В сауне бассейна «Чайка» находилось несколько оперативных групп. Одна из них изображала друзей Перетрухина. Другая – постоянных посетителей. Еще одна группа находилась в фойе здания, и перед ней стояла главная задача.

Один из сотрудников КГБ умел делать массаж, и этим решили отвлечь внимание Огородника. За время, пока ему делали массаж, был изготовлен слепок ключей гаража и от входной двери его квартиры. Сотрудники КГБ знали, что Огородник скоро уедет в отпуск на юг. В это время они могли проникнуть в его квартиру и найти доказательства его предательства. Только от обыска не было прока – Огородник в квартире оставил «метки», по которым он мог понять, был в его квартире кто-то или нет. Поэтому решили установить камеру видеонаблюдения и аппаратуру прослушивания.

Вскоре сотрудники увидели, что Огородник достает фонарик, в котором батарейки служили в качестве тайника. Они «вызволили» Огородника из дома, чтобы можно было взять пленки из батарейки, и посмотреть, что это такое. Сотрудники КГБ приехали домой к Огороднику, взяли пленки – а включить фонарь не смогли. Создавалась ситуация, при которой Огородник мог понять, что за ним следят. Тогда было решено арестовать его, по статье «подозрение в шпионаже». Через час после допроса Огородник сознался в содеянном, и предложил сотрудничество. Это и нужно было сотрудникам КГБ. Это был первый шаг перевербовки Трианона.

Огородник поставил только одно условие – он напишет заявление в КГБ самостоятельно. Ему предложили ручку, но он отказался, и решил писать своей авторучкой. Огородник долго писал заявление, раскачивался из стороны в сторону, думал. Часть сотрудников отправилась в его гараж, чтобы взять открыть там тайники. С Огородником остался один сотрудник, и ему шпион сказал, что есть еще тайники в квартире. Сотрудник отвернулся, и Огородник открыл колпачок и принял яд, который находился в ней. Через сутки он умер в больнице Склифосовского.

Неофициальная версия смерти Огородника

Существует другая версия смерти Огородника, по которой он не покончил жизнь самоубийством, а был уничтожен сотрудниками КГБ. Этой версии придерживается исследователь истории спецслужб Олег Котов. По версии Котова, Огородника убили при аресте и преподнесли как смерть в результате отравления ядом. Доказательствами являются два факта: первый – что генерал Бояров, взяв на себя ответственность за «провал» операции, не получил даже выговора. Второй доказательный факт – что после рассекречивания документов по делу Огородника не было фото и видео его допросов и ареста в его квартире.

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций