Эксперт ООН по химической безопасности: Благодаря МСЗ Татарстан откажется от свалок на принципиальном уровне

14.11.2018 13:43 1

Эксперт ООН по химической безопасности: Благодаря МСЗ Татарстан откажется от свалок на принципиальном уровне

Вице-президент Российской академии естественных наук (РАЕН), заслуженный профессор МГУ им. Ломоносова, эксперт ООН по химической бе­зо­пасности Валерий Петросян в ин­тервью ИА «Татар-информ», развеял распространенные мифы о работе современных мусоросжигательных заводов, рассказал о планах внедрения в России раздельного сбора отходов и объяснил взаимосвязь между культурой потребления в обществе и количеством отходов на свалках.

— Валерий Самсонович, расскажите, почему проблема переработки отходов стала настолько актуальной в нашей стране в последние годы и как МСЗ помогут ее решить.

— Сегодня у нас на дворе 2018 год, и всем жителям нашей страны нужно стремиться к стандартам жизни развитых стран, в том числе в вопросе переработки отходов. У нас до сих пор ошибочно используют термин «мусор», говоря о твердых бытовых отходах. Но мусор — это то, что дворники подметают на улице. А мы говорим об отходах, которые в соответствии с указом Президента с 1 января 2019 года будут собирать в специальные контейнеры. Их содержимое будет отправляться сначала на сортировочные предприятия, а затем на заводы для переработки во вторичное сырье. Это касается бумаги, картона, пластика, стекла и металла. Что касается пищевых отходов, то они будут в значительной мере перерабатываться в компост. Полученные удобрения и технологический грунт подходят, например, для благоустройства дворов, территорий и отсыпки обочин дорог. Заключительный этап касается отходов, которые трудно сортировать. Их ждет переработка, но не во вторсырье, а в энергию — тепловую и электрическую. При этом новые заводы, созданные в последнее десятилетие усилиями японских и швейцарских ученых, не занимаются банальным сжиганием отходов, а действительно перерабатывают их в энергию. И в ближайшие два года в России будут строить такие заводы в Татарстане, Сочи и Подмосковье. Это позволит Татарстану как одной из передовых республик нашей страны отказаться от свалок на принципиальном уровне. Ведь свалки — это химические бомбы замедленного действия. Туда годами свозили кучи разных отходов, не задумываясь, что их основу составляют разные химические вещества. При взаимодействии друг с другом они вступают в химические реакции. В результате образуются новые газообразные, жидкие и твердые вещества, зачастую ядовитые. Они отравляют атмосферу в газообразном состоянии, а в жидком виде уходят в почву и отравляют подземные и наземные водные источники. Мировая наука долгие годы работала над решением этой проблемы. В итоге в ряде стран (Швейцария, Япония, Дания, Швеция, Голландия, Германия) добились колоссальных успехов. Люди в этих странах уже сейчас живут по принципу «Нет свалок — нет отходов». Мы тоже можем освободить нашу страну от свалок, но только при одном условии: если сразу же будем перерабатывать все образующиеся отходы. Перерабатывать либо во вторсырье, либо в энергию. Все это касается и Казани — быстроразвивающегося города-миллионника, производящего большие объемы отходов. Нужно еще и осознать причину, по которой образуется так много твердых коммунальных отходов (ТКО). В первую очередь это связано с тем, что люди хотят жить более комфортно и красиво. Поэтому они позволяют себе, например, упаковывать в отдельные коробки 100 граммов шоколадных конфет. А из чего состоят такие коробки? В них есть картон, пластик, бумага, металлическая фольга, целлофан и так далее. В результате на 100 граммов таких конфет используется 200 граммов упаковки, которая впоследствии отправляется в контейнеры для сбора ТКО. Хочу напомнить, что раньше эти же 100 граммов конфет продавцы упаковывали в небольшой бумажный кулечек и никаких 200 граммов упаковок не было. Это было не столь эффектно, но зато обходилось без отходов. Это уже вопрос к нашей общечеловеческой культуре. Рано или поздно это изменится, но пока мы живем в условиях образования большого количества отходов. Поэтому нам необходимо думать, как быстро избавляться от этих больших объемов ТКО по примеру вышеупомянутых передовых стран. Поэтому в нашей стране разрабатывают новую систему управления ТКО. Мы сейчас пишем монографию, которая будет доступна для ознакомления всем жителям РФ. В ней будет доступно описано, как вести себя в условиях появления большого количества отходов, будет рассказано о раздельном сборе отходов и соответствующей логистике, а также о переработке отходов во вторсырье и энергию. — Как раз об этом следующий вопрос. Расскажите подробнее об энергии, которая будет вырабатываться на этих заводах. Ее можно будет продавать городским электросетям? — Если отвечать кратко, то да. Новейшие заводы Hitachi Zosen Inova действительно вырабатывают электричество. И Россия в этом вопросе ориентируется на самый передовой мировой опыт. Цифры говорят сами за себя: за последние 10 лет по всей планете — в Европе, Азии и Америке — открылось более 1,5 тысячи таких заводов. Только в одном Токио в черте города работают 27 аналогичных предприятий. В стадии строительства по всему миру сейчас находятся еще 156 таких заводов. В своей речи наш Президент Владимир Путин отметил, что к моменту окончания соответствующей федеральной программы, это примерно 2030 год, в России будет уже 72 таких завода. Это пока еще заметно меньше, чем, например, в Китае, где их более 300, но там и населения в десять раз больше. — А в этих странах, где уже есть развитая сеть таких заводов, используется электричество, полученное от переработки отходов? — Безусловно. Причем такая электроэнергия там используется не только в городах, но и в сельских поселениях. Но получение электроэнергии, разумеется, не главный смысл создания этих предприятий. Это приятный бонус к основной задаче — обеспечению экологической безопасности населения. Выработка электричества делает технологию экономически рентабельной и помогает развитию самоподдерживаемой экономики в России. — Оппоненты создания этих заводов выдвигают аргумент, что экологичность таких предприятий обусловлена высокими стандартами разделения отходов в западных странах. При этом с переработкой оте­чественных неразделенных отходов фильтры завода справиться не смогут. Оправдана ли такая позиция? — Этот аргумент неверный. Потому что в новой системе управления ТКО предусмотрен раздельный сбор отходов населением. И, как я уже сказал, они будут далее поставляться на дополнительную сортировку и заводы по переработке различных отходов в различное вторсырье и энергию. То есть разделение будет происходить не только на уровне населения, но и на уровне специальных сортировочных предприятий. На этих предприятиях будет разделяться не только стекло от металла или картон от пластика, но и даже разные виды пластиков. Более того, наши немецкие коллеги создали специальный инфракрасный сканер, который различает 7 видов промаркированных пластиков, которые расходятся на разные конвейерные ленты. Мы будем интенсивно использовать этот опыт в России. Когда мы сегодня говорим о заводах по переработке отходов, то имеем в виду именно новые типы заводов, а не старые предприятия 20 — 30-летней давности. — На выходе этих заводов работают детекторы загрязнений, которые контролируют состав газов, выбрасываемых в атмосферу. Может ли завод вырабатывать такие вещества, которые детекторы уловить не смогут? — Это совершенно неоправданные опасения. Уже 20 лет назад появились хромато-масс-спектрометры высокого разрешения и высочайшей чувствительности, которые позволяют определять, например, диоксины на фемтограммовом уровне — это 10 в минус 15-й степени с точки зрения концентрации и по размерам гораздо меньше, чем наночастицы. Поэтому опасения, что сегодня техника не сможет полностью контролировать даже самые малые количества диоксинов, абсолютно не оправданы. — Какое влияние будет оказывать работа завода в целом на окружающую среду и людей? — Преимущество тех заводов, которые появились в мире за последнее десятилетие, заключается в том, что в камере термической переработки отходов используются новейшие композитные материалы из космической отрасли. Они позволяют получать и поддерживать крайне высокую температуру — до 1260 градусов. Благодаря этому все токсичные вещества полностью разрушаются и распадаются на безопасные составляющие. Например, диоксины при такой температуре разлагаются на воду, хлористый водород и диоксид углерода в течение двух секунд. И когда выходящие из термической камеры газы готовятся попасть в атмосферу, на их пути возникают непреодолимые химические преграды в виде активированного угля (поглощает остатки органических молекул), а также гидроокиси кальция (поглощает хлористый водород). Плюс к этому на выходе стоит мониторинговая система, которая позволяет круглосуточно следить за содержанием опасных веществ. Такие заводы не зря стоят во множестве передовых городов мира. Потому что опасных веществ в воздухе не обнаруживается вообще. И это на протяжении многих лет существования таких предприятий.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций