Фокусник Альберт Гадельшин: Как ни странно, люди продолжают верить в чудеса (ВИДЕО)

12.10.2017 20:09 0

Фокусник Альберт Гадельшин: Как ни странно, люди продолжают верить в чудеса (ВИДЕО)

Альберт Гадельшин работает обыкновенным волшебником. Его прямые служебные обязанности — творить чудеса, потому что он — фокусник, руководитель и артист театра иллюзий, автор книги «Энциклопедия фокусов».

— Альберт Сунгатович, как вы стали фокусником? — Все началось во время службы в армии. Это было в конце 50-х. Я служил с одним парнем из Армении. Мы подружились и стали придумывать разные трюки и выступать с ними. Фокусы были простые, но принимали их отлично. Мне это было интересно, и в Казани я продолжил учиться искусству манипуляции. Были такие занятия в клубе имени Горького. Позже стал выступать, гастролировать. Я в основном занимался манипуляцией, то есть это чистая работа руками. Когда у тебя на глазах исчезают предметы, а потом они вдруг материализуются, будто из воздуха, — это и есть манипуляция. Хороший фокусник — это в первую очередь хороший манипулятор.

— А иллюзионисты — они не фокусники? — Это другое искусство. У иллюзионистов сложный реквизит, для создания спецэффектов они используют современные технологии. В этом нет чуда. При определенной подготовке любой артист сможет выйти и показать эти фокусы. Да, красиво, зрелищно, но я от таких вещей не в восторге. А вот когда человек виртуозно работает руками, это достойно уважения.
— Вы как-то особенно разминаете руки, пальцы перед выступлением? — Конечно, руки — мой профессиональный инструмент. У меня программа рассчитана на полтора часа. Это полтора часа разных трюков с платками, картами, другими предметами. Поэтому обязательно делаю специальную гимнастику для суставов, чтобы пальцы были подвижные, гибкие. — Наверное, новый фокус придумать невероятно сложно? — В принципе, все манипуляции базируются на классических трюках, которых не так много. О них я рассказал в своей книге «Энциклопедия фокусов».

— Не жалко делиться профессиональными секретами со своими возможными конкурентами? — Не жалко. Да, основа фокусов давно известна. Поэтому важно придумать красивую, оригинальную подачу номера. И вот в этом у каждого артиста должны быть свои секреты, свои авторские фишки, которые его будут отличать от других артистов. — На ваши выступления приходят и взрослые, и дети. Кто из них больше верит в чудеса? — Как ни странно, люди продолжают верить в чудеса несмотря ни на что. Я всегда вижу непосредственную реакцию зала на фокусы. Вроде бы простые вещи показываю, но это завораживает. Зрители абсолютно разных возрастов с радостью выходят на сцену, ассистируют мне в проведении фокусов. Они очень внимательно наблюдают за каждым моим движением и пытаются понять, как это делается. — У вас в арсенале есть и более зрелищные номера — факирские трюки с огнем и ножами… — Огонь и ножи — это очень опасно, поэтому к таким программам надо готовиться серьезно. Я могу какое-то время водить огнем по телу, не оставляя ожогов, или, как магнит, удерживать на себе металлические предметы. Но это очень энергозатратные трюки. Здесь требуется включить все биоэнергетические ресурсы организма, чтобы избежать серьезных травм. — В вашей работе особое место занимает театр. Как удавалось соединить театр и иллюзию? — В 1992 году я открыл свой театр иллюзий. Он базировался в Доме офицеров на площади Свободы. Сейчас там Казанская Ратуша. Так совпало, что премьера состоялась в день принятия Декларации о государственном суверенитете Татарстана. Наш первый спектакль был по поэме Габдуллы Тукая «Шурале». Сказочный материал дал простор для фантазии — в спектакле были и красивые иллюзионные трюки, и цирковые номера, и актерская игра. Идея театра иллюзий была интересная, но времена были тяжелые, надо было как-то выживать, и ребята предпочли ездить на гастроли со своими номерами. Я тоже создал иллюзионную программу и выступаю с ней. — Ваше сотрудничество с театром продолжилось, но уже в качестве драматурга… — В Казанском театре юного зрителя 13 лет шел спектакль по моей пьесе «Айсылу из аула Кырлай». Я там сам ставил иллюзионные номера. Еще в ТЮЗе шла музыкальная сказка с фокусами, перевоплощениями «Пчелка Нечкебиль», которую я написал по мотивам произведений Абдуллы Алиша. В татарском ТЮЗе был спектакль «Караван счастья». В 90-е годы в Альметьевском театре поставили восточную сказку про приключения Алладина. Там тоже было много разных иллюзионных придумок. Например, в одну секунду на сцене возникал ханский дворец. Также мгновенно он исчезал, и появлялась другая декорация. Режиссер потом рассказывал, что он столько лет работает в театре, но даже и не подозревал, что сцена скрывает в себе такие фантастические возможности. — Альберт Сунгатович, вы более 30 лет были главным режиссером Казанского цирка. В каком направлении, по-вашему, должен развиваться современный цирк? — Раньше цирковая программа состояла из отдельных номеров. Современный цирк — это настоящий зрелищный спектакль, где все продумано: сюжетная линия, главные герои, оформление сцены, музыкальное сопровождение… Там обязательно представлены все традиционные цирковые жанры, но они смотрятся не как отдельные номера, а вписаны в единый сюжет… Цирк невозможен без профессиональных артистов. Я счастлив, что нам удалось создать в Казани уникальную детскую цирковую школу, которой руководит Ильдар Игумнов. Прекрасная школа. Наши ребята взяли высокую планку и держат ее. Молодцы! Справка «КВ» Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан Альберт Сунгатович Гадельшин родился 18 апреля 1939 года в деревне Бегишево Набережночелнинского района Татарской АССР в семье сельских учителей. Трудовую деятельность начинал рабочим на предприятиях Казани. С 1961 года — артист Ульяновской филармонии, с 1965-го — артист Татарской государственной филармонии. Закончил Казанский государственный педагогический институт и ГИТИС. Был артистом Казанского цирка. С 1970 года — главный режиссер Казанского цирка. Проработал на этой должности до выхода на пенсию. Драматург, режиссер.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций