Приговор не признавшим вину сотрудникам МВД Татарстана могут оспорить и потерпевшие, и защита

17.06.2018 13:11 0

Приговор не признавшим вину сотрудникам МВД Татарстана могут оспорить и потерпевшие, и защита

На финал засекреченного дела обвиняемые в тяжких преступлениях опера приехали без сумок и близких. Будто знали, что реальное лишение свободы им не грозит. Так и вышло. Верховный суд Татарстана оправдал двух майоров по трем составам УК РФ, связанным с обвинением в фальсификации незаконного хранения оружия.

Но приговорил обоих к условным срокам за «оперативные действия» с применением насилия и спецсредств в здании Набережночелнинской коллегии адвокатов в августе 2016-го. Служебная проверка МВД тогда криминала не выявила. Потерпевшие до сих пор считают — силовики выполняли «заказ». Подробности — в материале «Реального времени». Мобильники вне закона На приговор не приехал никто из шестерых потерпевших — ни трое челнинских адвокатов, ни двое известных в Автограде предпринимателей, ни фигурант эпизода с незаконным оборотом оружия. Своим ходом и налегке, без собранных на случай посадки вещей, в Верховный суд РТ 14 июня прибыли подсудимые — 35-летний оперуполномоченный по особо важным делам межрайонного отдела БОП МВД Татарстана Ильгам Сафин и 31-летний старший оперуполномоченный того же отдела Тимур Гарифуллин. Интересы последнего защищает адвокат Руслан Мадифуров, клиентом которого также стал подследственный начальник оперов подполковник Даниль Закиров. Гособвинение на процессе поддерживал представитель прокуратуры РТ Андрей Кропотов. Давать пояснения он не стал, сославшись на закрытый режим судебного разбирательства. Напомним, решение засекретить разбирательство Верховный суд РТ принял еще до старта. Именно поэтому с первого дня заседаний у зала дежурил пристав, пуская лишь «своих» — участников процесса и свидетелей по вызову суда и запирая двери зала на ключ. В зале режим секретности обеспечивался запретом последующую передачу информации и на аудиозапись — для чего тот же пристав каждый раз на время изымал мобильные телефоны участников. По привычке сделать то же самое он собирался и на приговоре, но получил «отбой», ведь итоговые решения от имени Российской Федерации даже по делам с грифом «секретно» должны оглашаться в открытом режиме. Но с ограничениями. Председательствующий судья Ильфир Салихов постановил — оглашать лишь вводную и резолютивную часть, чтобы не допустить «разглашения сведений о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность» (далее — ОРД) и информацию о «негласных оперативно-розыскных мероприятиях» (ОРМ). Прощай, оружие и погоны Из вводной следовало, что 10 месяцев на скамье подсудимых находились действующие офицеры МВД и отцы. У каждого — по двое малолетних детей. При этом Гарифуллина обвиняли по четырем, а Сафина — по пяти составам УК. Оба, по версии обвинения, участвовали в так называемом налете на адвокатский офис в августе 2016-го, где с ОМОНом положили на пол в наручниках и нанесли несколькоударов не оказывающим никакого сопротивления адвокатам и их клиентам — владельцу РК «Мираж» Сергею Федосову и предпринимателю Ленару Миргалиеву, которому, как ранее сообщало следствие, сломали аж девять ребер. Миргалиев был задержан в качестве подозреваемого в преступлении и уже в ИВС, по версии следствия, стал потерпевшим повторно — от кулаков Сафина. А в феврале 2017-го, когда дело по «адвокатскому эпизоду» уже расследовалось, те же опера, как полагало обвинение, сфабриковали материалы о незаконном хранении оружия: сами незаконно приобрели самодельный обрез, спрятали в условном месте и придумали схему, как один родственник зэка добровольно выдает «семейный» арсенал. Оставалось лишь найти того самого «добровольца», причем эту задачу поставили перед зэком, которого специально этапировали из колонии и снабдили средством убеждения родни — мобильником, — так считало обвинение, квалифицируя действия по этому эпизоду сразу по трем составам. А суд с этим не согласился! Не оглашая ни фабулы дела, ни позиции обвиняемых, судья Салихов перешел к финальной части приговора: «Оправдать Сафина и Гарифуллина по части 2 статьи 222 (незаконный оборот оружия) <…> за непричастностью к совершению преступления, по части 1 статьи 286 (превышение должностных полномочий) и по части 4 статьи 303 (фальсификация доказательств и результатов ОРД) <…> за неустановлением события каждого из преступлений». Далее суд признал виновным Сафина по двум другим эпизодам статьи 286, установив, что в истории с адвокатской конторой полицейский незаконно применял силу и спецсредства, а в истории с Миргалиевым в изоляторе — угрозы и силу. Гарифуллин был признан виновным по первому, «адвокатскому» эпизоду по тем же пунктам «а, б» статьи о превышении должностных полномочий. Суд приговорил Сафина к 6 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 5 лет, а Гарифуллина к 5 годам условно с испытательным в 4 года. В течение этих лет на обоих возложены обязанности ежемесячно являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию, не менять место жительства без уведомления этого органа и не покидать свое жилище в ночное время. То есть ночные клубы, прогулки при луне и выходные на даче осужденным не положены. Также Салихов счел необходимым лишить полицейских их офицерских званий «майор полиции» и запретил обоим занимать госдолжности, связанные с осуществлением функций представителя власти: Гарифуллину в течение 2 лет, Сафину — на полгода дольше. Подписку о невыезде суд отменил. А после оглашения приговора судья подробно объяснил осужденным, как они могут воспользоваться правом на реабилитацию с учетом частичного оправдания. «Мы довольны, что ребята не сели» Комментировать не вступивший в силу приговор пока еще майоры отказались. Адвокат Руслан Мадифуров сказал, что нужно дождаться получения приговора с мотивировочной частью, но повод для радости уже есть: — Мы уже довольны. Тем, что: первое — ребята не сели тем, и второе — что ребята не сели и третье — они были оправданы по эпизоду с незаконным оборотом оружия, там и фальсификация, и превышение, все в совокупности… По словам защитника, этого преступления не было: «Мы говорили, что целый ряд людей дает просто ложные показания, и это подтвердилось. Поэтому в этой части мы приговором довольны». Мадифуров не исключил, что в интересах своего клиента Гарифуллина оспорит и обвинительную часть приговора. В прокуратуре РТ оценку приговору обещали дать после его изучения. Источники «Реального времени» полагают, что надзорное ведомство вряд ли согласится с исключением всех «оружейных статей», а возможно, как в прениях, будет настаивать на отправке осужденных в колонию.
«Этот забег в нашу коллегию был заказной!» Отсутствующих на приговоре потерпевших приговор удивил. «Мне непонятно оправдание по оружию. Куда оно вдруг из судебного решения испарилось», — говорит предприниматель Сергей Федосов. И добавляет: «Считаю, приговор слишком мягкий! Могли бы реальный срок им дать. Я все-таки уверен, что по нашему эпизоду был заказ, чтобы прессануть нас — адвокатов и потерпевших по уголовному делу Бибишева — Гордевича. Это одна история». — Я тоже считаю, что этот забег в нашу коллегию был заказной! А суд вообще не дает этому оценку, — комментирует итог разбирательства адвокат Елена Деревлева. Тут надо пояснить, что Федосов и адвокаты Набережночелнинской коллегии уже несколько лет вели затяжную тяжбу с гендиректором холдинга «Союз» Дамиром Бибишевым, в которой участвовали исполком и горсуд Автограда. Изначально, по версии Федосова, спор был за 220 «квадратов» арендованной им земли, которую исполком пересдал Бибишеву, отводя участок в 1 га под новый торговый центр. Попытки постоять за свою землю успеха в судах не имели, более того, как считает Федосов, именно с подачи оппонента со связями в судебной системе его развлекательный клуб на отдельном свайном фундаменте признали угрожающим стоящему рядом жилому дому и засыпали цокольный этаж землей. Пострадали и адвокаты, что защищали интересы Федосова: здание их коллегии попало под арест. А в конце 2015-го Бибишев стал фигурантом уголовного дела о вымогательстве и покушении на мошенничество. Следком подозревал, что в сговоре с приставами он и его знакомый Олег Гордевич решили получить с Федосова 22,5 млн рублей за снятие ареста с РК «Мираж» и прекращение конфликта. Гордевича после получения первого транша в 7 млн рублей задержали сотрудники ФСБ, дальше под контролем спецслужб он отправился с этими деньгами в «Союз». В ходе расследования преследование и.о. начальника отдела судебных приставов № 1 города Набережные Челны УФССП по РТ Ольги Новиковой было прекращено, зато в деле появился новый эпизод с требованием миллионов уже у Ленара Миргалиева. Вскоре на потерпевшего Миргалиева было возбуждено уголовное дело о мошенничестве с ущербом в 110 тыс. рублей. 17 августа 2016 года домой к его теще пришли с обыском, по результатам которого возбудили дела о незаконном хранении патронов и наезде на полицейского — оперативника Тимура Гарифуллина. Позже адвокаты удивлялись, как он умудрился с тяжелыми травмами в тот же день бежать по лестнице в их офис, впереди вооруженных бойцов ОМОНа. Добавим, что весь букет дел в отношении Миргалиева Следком позже забрал себе и прекратил. А через время участников обыска заподозрили в подбросе «запрещенки», но в этой части материалы до суда пока не дошли. Нераскрытый теракт и «обработка» в ИВС Налет на адвокатский офис там восприняли как акцию устрашения, но она не стала последней. В ночь на 31 октября 2016 года та же адвокатская коллегия пережила поджог — ночью неизвестные разбили все камеры видеонаблюдения, взломали двери, внесли внутрь газовый баллон, обложили досками и подожгли. К счастью, огонь растопил пластиковые трубы отопления и пожар в коллегии — пристрое к жилому девятиэтажному дому — частично был потушен водой. Эксперты установили — газа в баллоне хватило бы для взрыва помощнее, чем в питерском метро. Но дело о попытке теракта никто возбуждать не стал. МВД усмотрело лишь умышленное причинение ущерба, оценив его в 60 тыс. рублей (против нескольких миллионов, по оценке владельцев), однако виновников так и не нашло. Несмотря на сохранившиеся записи возможных подозреваемых с камер и оперативные наработки, которыми в суде делился со СМИ попавший под следствие позже Сафина и Гарифуллина их начальник Закиров. — Очень плохо, что такие преступления не раскрываются. Потому что это уже становится нормой поведения. Сначала, когда торговый центр Миргалиева препятствовал проведению коммуникаций к объекту Бибишева, туда тоже бутылку с зажигательной смесью бросили и сгорел первый этаж, — рассказывает адвокат Елена Деревлева еще об одном нераскрытом преступлении. Потерпевшие с возмущением вспоминают и о полицейской слежке после «маски-шоу», и о версии стражей порядка, что поджог здания сами адвокаты и устроили. Отметим, что несмотря на пережитое, ни адвокаты, ги их клиенты не сломались. — Когда меня в ИВС (изолятор временного содержания, — прим. ред.) закрыли, они хотели, чтобы я признал все преступления, которые они нафабриковали. Пообещали, что дадут условный срок, если там все признаю, а по Бибишеву свои показания опровергну. У них цель была посадить меня, — вспоминает потерпевший Ленар Миргалиев. По его словам, в изоляторе из оперов им чаще всего занимался Сафин: «Постоянно меня обрабатывал и нужных ему людей туда приводил, например, Гордевича приводил. <…> Я тянул время, не подписывал, не признавал. Поэтому там угрозы начались, что в СИЗО Чистополя отправят, где у них «все схвачено». А потом он один раз меня серьезно так кулаком в грудь, где ребра, ударил: «Думай быстрее!» А недавно я в УВД заходил, так узнал — они, хоть и подсудимые, но работают. Я вообще в шоке!» Адвокат Миргалиева, правовой аналитик международной правозащитной группы «Агора» Ирина Хрунова, рассказала, что поскольку два эпизода с ее потерпевшим «устояли», оспаривать приговор она вряд ли будет. «Что касается оправдания [по одному эпизоду], то мне просто интересны мотивы судьи», — сказала она. Напомним, по результатам служебной проверки МВД Татарстана Гарифуллина и Сафина увольнять не стали. Ждали, чем закончится расследование и суд. В этой ситуации кадровые решения последуют лишь после вступившего в силу приговора суда. Что до дела Бибишева — Гордевича, то после года рассмотрения в засекреченном режиме Верховный суд РТ вернул его в прокуратуру для устранения процессуальных нарушений. Причем произошло это уже после прений, в которых прокуратура запросила для обвиняемых сроки в 15 и 13 лет колонии строгого режима…

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций