Совершенно секретно. Как в Казани капитан гостайну пропил

15.12.2018 14:21 0

Совершенно секретно. Как в Казани капитан гостайну пропил

Почему на приговоре зеленодольского матроса присутствовали 150 военных, как казанского офицера наказали за взятку 40-градусной и по какой причине генеральный прокурор СССР требовал свободы начфину, осужденному за утрату портфеля с секретными документами… в пивной. К 100-летию создания военных судов в России «Реальное время» предлагает выписки о приговорах военного трибунала Казанского гарнизона из архива 50—60-х годов прошлого века.

Официальной датой создания военных судов в России считают 8 декабря 1918 года. Предшественник Казанского гарнизонного военного суда — военный трибунал Казанского гарнизона был создан на несколько месяцев раньше. В сентябре 1918-го, после подавления восстания белочехов, в Казани возобновил деятельность губернский революционный трибунал, на основе которого в ноябре был создан военный революционный трибунал Татарской республики.

Основными задачами трибунала были: отправление правосудия, поддержание порядка и воинской дисциплины в действующей армии, а позже и в тыловых подразделениях. Судя по сохранившимся в Казанском гарнизонном военном суде архивным записям, работы у военного суда хватало всегда. Данных о приговорах к высшей мере наказания в архиве суда нет. 1. Пьяный матрос на танцполе На процессе по делу своего товарища, старшего матроса бригады вновь строящихся кораблей ВМФ Приволжского военного округа, присутствовали 150 матросов, старшин и офицеров. Судили его в части в Зеленодольском районе. 8 сентября 1960 года военный трибунал Казанского гарнизона в составе: председательствующего майора юстиции и народных заседателей — мичмана и главстаршины, с участием майора — помощника военного прокурора гарнизона, а также адвоката приговорил матроса Ш. к 8 месяцам службы в дисбате — за сопротивление старшему по званию, исполняющему возложенные на него обязанности по службе. При рассмотрении дела установлено: 14 августа в 22 часа матрос Ш. пришел на танцпол городского парка пьяным. Один из офицеров предложил ему покинуть танцплощадку и предъявить увольнительную. Матрос отказался, ударил офицера кулаком по лицу и попытался сбежать от патруля. Его догнали и отправили под арест на гауптвахту. На следующий день было возбуждено дело в соответствии с Законом об уголовной ответственности за воинские преступления, а уже 30 августа оно поступило в военный трибунал, и на следующий день начался процесс. Как отмечают в Казанском военном гарнизонном суде, выездные рассмотрения дел в присутствии всего личного состава части практикуются и поныне. 2. Генпрокурор спас растяпу В середине феврале 1950 года в Казани вынесли приговор капитану интендантской службы — начальнику финансового довольствия одной из армейских частей. Военный трибунал установил, 22 января капитан забрал из штаба части отдельные документы с грифом «секретно», решив поработать с ними дома. Но по дороге свернул в закусочную выпить пива и отвлекся. В это время неизвестные увели портфель с государственными секретами. Таковыми, согласно приговору, были документы о денежном содержании офицеров и сверхсрочников, с указанием их штатной численности и званий. Дали растяпе 6 лет лагерей, капитанские погоны сорвали. Приволжский окружной воентрибунал с этим согласился. Но генеральный прокурор СССР Григорий Сафонов направил протест в Военную коллегию Верховного суда страны, которая уже 7 июня того же 1950 года полностью отменила приговор и постановила — освободить бывшего начфина из заключения. В основу прокурорского протеста легло заключение начальника управления Генштаба Советской Армии, генерал-лейтенанта Болюсова: украденные с портфелем документы не содержали государственной тайны, а потому отвечать за их утрату в уголовном порядке хозяин портфеля не должен. Достаточно дисциплинарного наказания. 3. Наказание за свидание Большую часть военных преступлений и 70 лет назад составляли самовольные отлучки со службы. Рядовой пример — 12 марта в 17 часов солдат ушел из расположения воинской части в Зеленодольск к знакомой девушке, вернулся в 4 утра 13 марта. За 11 часов самоволки получил 1,5 года службы в дисциплинарном батальоне. А вот уроженцу Северо-Казахстанской области (!) за 4 часа прогулок вне части дали 2 года дисбата — учли отрицательные характеристики от командования и прежние взыскания, в том числе за несанкционированное оставление части. 4. 15 лет ИТЛ за гимнастерки и сахар Не в пример жестче в советские времена наказывали за кражи. Так, подсудимый с говорящей фамилией Шиш в 1950-м предстал перед казанским трибуналом по обвинению в хищении государственного и общественного имущества. Расследование показало — в июне 1949 года он, будучи дневальным по части, вынес из лагерной палатки две чужие гимнастерки, шаровары, пилотку и пару летних портянок. Обмундирование сержанта продал знакомой за 100 рублей. Схожим образом из палатки пропала полевая сумка с личными вещами другого сержанта. Еще несколько преступлений Шиш совершил на пару с ефрейтором Б. — в начале июня вынесли со склада 2,5 кг сахара, а в сентябре из кладовой столовой — чемодан двумя гимнастерками, парой шаровар, пилоткой и портянками солдата Поцелуйко. Вещи продали, выручку потратили. Причастность к краже чемодана и полевой сумки Шиш отрицал, однако кассация оставила в силе и приговор — 15 лет лагерей с конфискацией имущества и поражением в правах на 3 года, и взыскание 361 рубль в пользу части. Как наказали ефрейтора-подельника из уцелевших архивных выписок неясно. 5. Лейтенант-самозванец Именем Союза Советских Социалистических Республик 1950 года, января, 9 дня был вынесен приговор старшему сержанту, чьи действия причинили ущерб госказне в 26 тысяч 492 рубля. В открытом заседании в Казани военный трибунал гарнизона пришел к выводу: после ранения в сентябре 1943 года сержант в госпитале «самочинно» и из корысти назвался офицером в звании «техник-лейтенант», после выписки продолжил службу уже в этом статусе в январе 1944 года и следующие 5 лет «незаконно получал денежное содержание по воинскому званию и другие виды довольствия, положенные офицеру». Как вскрылась афера, в архивных выписках Казанского гарнизонного суда не сказано. Приговор спешно исключенному из партии самозванцу — 15 лет ИТЛ с конфискацией имущества, поражением в правах на 3 года и взысканием в пользу государства ущерба. 6. «Темная» жалобщикам Заслуживает внимания приговор помощнику командира взвода. В январе 1950 года военный трибунал Казанского гарнизона установил: «Подсудимый, будучи нарушителем советской воинской дисциплины и желая скрыть нарушения от командования части, встав на путь грубого зажима критики, злоупотребив служебным положением, явился организатором коллективного избиения солдат, чем совершил преступление». Суду предшествовало письмо двух солдат командиру части о том, что во взводе плохо с дисциплиной — рядовые ходят в самоволки и пьяными в караул. А помкомвзвода не пресекает, сам возглавляет нарушителей. Вскоре после письма, когда взвод находился в карауле, несколько солдат попросили помощника командира разрешить им поспать, на что он ответил — в составе караула есть «жалобщики», которые могут раскрыть это нарушение. От одного солдата прозвучало предложение устроить «темную», на что старший по званию заявил «в карауле неудобно избивать людей — они вооружены, как бы чего не случилось». По возвращению из караула помощник командира построил взвод, вывел двух писавших жалобы рядовых и устроил им дознание. Затем покинул помещение вместе со взводом, а некие «неизвестные» военнослужащие избили тех рядовых. Дали помощнику взводного 7 лет лагерей, а в кассации наказание смягчили до 3 лет. Окружной трибунал, оценив показания свидетелей, решил — сам осужденный не подбивал солдат устроить «темную», но знал о таком намерении и не пресек. Напротив, создал условия. 7. Водитель-нарушитель в погонах Три года исправительно-трудовых лагерей (далее — ИТЛ) получил рядовой из Полтавы, который за рулем грузовика ЗИС 11 марта 1950 года на улице Тукаевской пытался проехать через трамвайные пути направо, на проезжую часть, и сбил на тротуаре мальчика, а затем, не оказывая помощи, скрылся с места происшествия. Пешеход получил перелом берцовой кости. Его возраст в кратком — всего на страничку — приговоре не фигурировал. Зато там была ссылка — у осужденного есть право обжаловать решение трибунала в течение 72 часов с момента его вручения. 8. Взятка водкой, которой не было В марте 1950 на выездном заседании в Ульяновске военный трибунал Казанского гарнизона признал старшего офицера райвоенкомата виновным в получении взяток в виде 2 литров водки и 100 рублей за незаконную выдачу военных билетов. Также капитан Дюдин был признан виновным в преступной халатности — временно исполняя обязанности военкома Кузаватовского района подписал фальсифицированные выписки «о зачислении и увольнении со службы никогда не существовавшего конюха» и ведомостей на выплату этому конюху зарплаты в 323 рубля. Выписки сфабриковал и деньги получил подсудимый по другому делу — бывший начальник АХЧ военкомата. Наказали капитана 5 годами лагерей с конфискацией. К тому моменту год он уже отсидел. И в апреле 1950-го окружной трибунал исключил из приговора взятки и скостив срок до 1 года, освободил осужденного. В кассации выяснилось, что один из предполагаемых взяткодателей ранее сам был оправдан за отсутствием состава преступления. А кроме того, выяснилось, что военники офицер выдавал на законных основаниях, нарушал лишь порядок оформления таких документов. Что до несуществующего конюха, то запись о нем в ведомостях выполнена «другими чернилами и очевидно, внесена в ведомость позднее», — установил трибунал. А еще вернул осужденному звание капитана. 9. Шайка охотников за шерстью Военнослужащие казанской части в апреле 1950 года получили 66 лет исправительно-трудовых лагерей на четверых за хищение 30 метров шерстяной ткани «метро». Само преступление было совершено 22 февраля того же года в магазине Горпромторга на улице Лобачевского. Рулон ткани двое воришек в погонах сунули в мешок, когда двое товарищей закрыли их спинами от продавцов. На след организованной группы (шайки) — именно так указано в архивных бумагах — вывели пошитые из краденой шерсти костюмы двух солдат. Один заказал у портного еще и фуражку. В ходе следствия эти предметы одежды и оставшиеся отрезы ткани изъяли и оценили в 8,5 тысячи рублей. Общий ущерб от визита шайки в магазин составил 16,3 тысячи рублей. Предполагаемого организатора преступления — старшину при обыске уличили еще и в незаконном хранении финского ножа. На суде он получил самый большой срок — 17 лет лагерей, а еще был лишен медалей «За Победу над Германией», «За оборону Кавказа» и «За взятие Будапешта». Солдат-подельников приговорили к лишению свободы на срок от 12 до 15 лет. У всех осужденных конфисковали имущество. 10. Фальшивый орденоносец 10 лет исправительно-трудовых лагерей за незаконное ношение орденов и медалей, подделку документов и присвоение звания. Так военный трибунал наказал солдата, который в годы войны оказался на оккупированной немецко-румынскими войсками территории и скрыл это в 1946-м, сообщив при заполнении красноармейской книжки вымышленные данные о годе призыва и окончании танкового училища. За ряд проступков на службе в советских оккупационных войсках этого старшину разжаловали в рядовые и отправили в Приволжский военный округ. Но здесь, как установил трибунал, он «присвоил себе звание старшины» более того — «незаконно носил правительственные награды — ордена Красной Звезды, Славы III степени и Красного Знамени, а в ноябре 1949-го дезертировал со службы.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций