Уехать к морю навсегда: бывшие челнинцы рассказали, стоит ли перебираться на юг

18.10.2018 14:30 2

Уехать к морю навсегда: бывшие челнинцы рассказали, стоит ли перебираться на юг

Немало челнинцев за последние годы переехали на российский юг. Причем если пять-семь лет назад там обосновывались состоятельные люди, то сейчас все чаще поменять жизнь решаются горожане среднего достатка. Челнинцев манят климат и природа, которую они полюбили, отдыхая на побережье Черного моря. Но какова повседневная жизнь на юге?

Сочи – город очень дорогой

В Сочи выпускница челнинского вуза Анна потянулась вслед за родителями, которые уехали туда жить раньше. И первое, с чем столкнулась молодой специалист, – отсутствие работы по гуманитарному профилю. – Это город-курорт, где требуются только работники общепита и ресторанного бизнеса. Найти другую работу сложно. Поэтому пришлось устроиться официанткой в поселке Красная Поляна, что в 60 км от Сочи. Зарплата в несезонное время чистыми составляла 25 тысяч рублей, с чаевыми доходила до 50 тысяч.Кроме того, там предоставляли проживание, питание. Приличные деньги можно заработать в новогодние праздники, по 7-10 тысяч рублей в день. В принципе, многие жители Сочи так и зарабатывают на жизнь. Зимой заняты на горнолыжном курорте, летом – на побережье. Потом Анна сменила место работы и стала администратором-управляющей в ресторане знакомых. За месяц у нее выходило всего два-три выходных, и только в эти дни она могла съездить домой, потратив на электричке 400 рублей, в автобусе – 270 рублей. А получала те же 50-60 тысяч рублей. – В сентябре прошлого года мы были с мужем в Питере и испытали некоторый шок, когда увидели огурцы по 30 рублей за килограмм. У нас даже в сезон огурцы-помидоры стоят 100-120 рублей. Знакомые, когда приезжают к нам на юг, рассчитывают наесться овощей-фруктов, а потом разочаровываются. Лоток клубники летом стоил, например, 300 рублей, – не скрывает бывшая челнинка. Квадратный метр при черновой отделке жилья в центре Сочи стоит от 100 тысяч рублей, напомним, в Челнах его стоимость 45 тысяч рублей. За ЖКХ жители многоэтажек платят по прямым договорам, то есть по нескольким квитанциям разным поставщикам. Семья Анны живет в трехкомнатной квартире, приобрести которую помогли родители, квартплата составляет 2 тысячи рублей. Отопление автономное, самые холодные месяцы – март и апрель. – Новые больницы в городе только построили. Рожала я еще в старом роддоме. Там отвратительные условия: очень маленькие палаты, в них по четыре мамы плюс дети, на весь этаж один туалет и один душ. С врачами приходится договариваться и платить в карман, а не по договору. Стараются отдать от 15 тысяч рублей и выше, особенно если предстоит кесарево сечение. А вот в детских поликлиниках другое отношение, – рассказывает Анна. По ее наблюдениям, в небольшом Сочи актуальна проблема с парковками, на дорогах большие пробки. Сейчас Анна находится в отпуске по уходу за ребенком, муж работает в общепите. Семья обходится без помощи родителей, которые трудятся на госпредприятии – в местном водоканале, где зарплата составляет 35 тысяч рублей. Живя на море, признается экс-челнинка, редко удается выбраться на побережье. Она уже акклиматизировалась. – Те, кто постарше, труднее адаптируются. В остальном климат мне нравится, всегда что-то цветет: и зимой, и летом. Не хватает разве что осенних красок, которые радуют в средней полосе России, – заключает Анна. За три года работы в Геленджике закрыли ипотеку в Челнах Семья Гусевых перебралась на юг сначала в поселок Текос Краснодарского края, а через пять лет – в Геленджик для того, чтобы устроить судьбу старшего сына. Он заканчивал известную в России школу Щетинина, ему нужно было поступать. Младшему тогда было четыре года. Наталья Гусева работала риелтором, Павел Гусев – специалистом по газовому оборудованию. Проблем с работой в Геленджике у них не возникло. Сын определился с дальнейшей учебой, сейчас проходит службу в армии. Возвращаться в Челны Гусевы не собираются, хотя в Геленджике у них нет собственной квартиры, они снимают жилье на деньги от сдачи квартиры в Челнах. Не раскрывая подробностей о зарплате, супруги привели лишь один факт: за три года, работая в Геленджике, они закрыли ипотеку в Челнах. – От климата в восторге, все зелено круглый год. Чувствуем себя прекрасно, только вчера еще купались в море, – поделилась настроением Наталья. Как и все местные жители, Гусевы отовариваются в магазинах известных российских торговых сетей, которые появились в Геленджике в последние годы. На продукты расходуются примерно те же деньги, что и в Челнах, но рацион другой: больше рыбы, сезонных фруктов и овощей, которые покупают у знакомых.
Вернемся в Крым только отдыхающими Молодая семья – беременная Елена с мужем – уехала в Крым из Челнов в 2013 году. С родителями жить не хотели, а квартиру по социальной ипотеке, за которую внесли первоначальный взнос, взяв кредит, надо было еще ждать и ждать в очереди. Тогда муж и заключил трехлетний контракт на военную службу. Первые полгода служили в Туапсе, потом произошло воссоединение с Крымом, и семью военного перевели в Севастополь. – Не зря говорят, самая большая сложность – жить в эпоху перемен. Мы попали в Крым именно в такие времена. Полуразрушенные поликлиники, непонятно какие дома. Там нет такого понятия, как капитальный ремонт домов, как у нас в Татарстане. Хочешь облагородить фасад своей квартиры – берешь краску, заказываешь маляров, и тебе красят окна, стены только той части, за которую ты заплатил, – поделилась Елена. Жилье снимали, причем не в центре города. Сменили несколько квартир, пожили в домах постройки XV века, в хрущевках, в частном доме. За это время появилась вторая дочка, Елена не работала. – У меня высшее гуманитарное образование, красный диплом. Но в Крыму, как и в Краснодарском крае, трудно найти работу по специальности, все завязано на туристах. Люди трудятся летом, зимой отдыхают. При этом затраты в Севастополе оказались намного больше, чем в Туапсе. Почти половина армейской зарплаты, которая составляет 35 тысяч рублей, у семьи уходила на оплату аренды жилья. Еще 10 тысяч – на челнинский кредит, на питание оставалось 9 тысяч. Очень долго в Крыму не было магазинов крупных российских торговых сетей, продукты продавали в магазинчиках типа поселковых. Там было все дорого. — Стакан малины летом 2015 года стоил 500 рублей, как в Норильске. Знаю потому, что там у меня живет сестра. Одежду покупали, когда муж получал премию. Именно в тот период Украина выключила свет на полуострове на две недели. Люди сидели со свечками, было много аварий на улицах и пожаров в квартирах. Было и морально тяжело, тревожно, – вспоминает Елена. – В 2016 году жизнь в Севастополе стала налаживаться, начался ремонт поликлиник, старшая дочка смогла в три года пойти в детсад. Но по окончании военного контракта мужа семья все же вернулась в Челны. – Получили квартиру по соципотеке, муж открыл свое дело, я работаю. И довольно счастливо теперь живем в Челнах. На вопросы окружающих: «Как же вы бросили море?» отвечаю: «Из моря даже не попьешь, супа не сваришь». Теперь мы решили, что лучше будем ездить в Крым отдыхать: очень красивая природа, замечательный климат. До сих пор старшая дочка вспоминает то время, когда мы ходили всю зиму играть в огромную песочницу – на пляж. Простудами очень мало болели. Здесь гораздо чаще. Елена признает, что из Крыма их вынудила уехать финансовая ситуация. Хотелось лучшей жизни для детей и перспектив для себя. Семья посчитала, что в Набережных Челнах они лучше.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лента публикаций